Астролог Елена Боэль (elena_boel) wrote,
Астролог Елена Боэль
elena_boel

Category:

ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ О ЛЮБВИ,СЕКСЕ,БРАКЕ И ЖИЗНИ ВООБЩЕ...№3

Однако автор возвращается к своим любимым героям, которые собрались все вместе и с нескрываемым интересом глядят в пространство: не появится ли где аппетитная фигура другого человека, окруженная, естественно, аналогичной семеркой, с которой можно будет наладить те или иные отношения. В идеале две тонкие семерки хотели бы полностью растащить энергию парного эгрегора, подчинив его Гагтунгру, но предварительно, естественно, перестроив. Как же это делается?
Прежде всего, тонкая семерка свято убеждена, что уж что-то, а общение - это ее епархия. "Ты сам не умеешь, не можешь, а на самом деле и не особенно-то и любишь общаться, говорит она хором, оставь это дело нам!" О том, насколько тонкая семерка мешает человеку в контактах с партнерами, она предпочитает умолчать.
Самый первый момент, когда кончается монолог и начинается диалог, то есть собственно общение, заключается в переходе точки сборки в область, где внимание человека преимущественно направлено во внешний мир (в частности, на партнера) и лишь косвенно - на себя. Вообще говоря, это не так легко, и многим людям это умение не дается вообще или удается лишь кратковременно; однако умение внимательно, почти забыв о себе, воспринимать другого - главное в искусстве общения, и ему нужно учиться всю жизнь. Тонкая семерка держится на этот счет противоположного мнения.
"Вот еще, смотреть на него, - недовольно бурчит гордая голова Дракона. - Да кто он такой, собственно говоря? Принц Уэльский или вице-король Индии? Пусть лучше сам на меня полюбуется (здесь Дракон приосанивается), какой я замечательный". Закомплексованная голова способна смотреть - завистливо и заискивающе - но не на другого человека, а на его крупного и красивого Дракона, в надежде к тому подольститься и получить инвольтацию.
"Да что там стараться смотреть на кого-то, глазки устанут или, неровен час, еще шею себе свернешь, - уговаривает человека Свинья. - Давай сделаем вид, что ничего не происходит, а ежели на роду написано с кем встретиться, так от судьбы-то не уйдешь, явится сам как миленький". Иногда Свинья апеллирует к горькому опыту человека или человечества в целом: "Ну что тебе, больше всех надо? Вспомни, когда в прошлый раз полез общаться, что из этого вышло? Будешь ты делать выводы из своей жизни или так и умрешь круглым дураком? Неужели до сих пор непонятно, что другие только и ждут случая, чтобы тобой попользоваться, коровушка ты комолая дойная".
"Главное - не упустить случая, - торопит человека Торопыжка. - Видишь, стоит роскошный мужик, сейчас к нему, выяснишь, как зовут и кому родственник, а потом сразу вон к той блондинке с бусами, шаркни ножкой, скоренько улыбнись и пора уже с хозяйкой поздороваться, а там оглянуться не успеешь, новая карусель завертится", - понятно, что в подобном ритме точка сборки стоит так, что человек (и эгрегор) регистрирует социальную среду в целом, но не отдельных ее составляющих индивидов, которые сливаются в пестрый фон.
Желтый поворачивает реальность так, что увидеть в ней постороннюю личность просто не удается - так, ощущается нечто человекоподобное, но что именно, рассмотреть все же не удается, образ расплывается и оформляться не хочет. У Желтого своя жизненная позиция: "Людей стоит воспринимать лишь в той мере, в какой они сами способны постичь твой внутренний мир и вписаться в него, а остальных можно смело игнорировать". Вообще Желтый большой мастер по некорректным методам адаптации внешней реальности к внутренней. Например, мать просит своего великовозрастного сына с поэтическими наклонностями помыть на кухне пол. Отпрыск после краткого раздумья отвечает ей следующей мантрой:
Чем жизнь твоя нехороша?
Была бы чистая душа.
Ты сына береги покой
Для важной миссии другой.
Посрамленная силой стиха, мать принимается за уборку квартиры сама, так и не сумев пробиться в сознание сына, доступ в которое успешно перекрыл Желтый.
Черный может закрывать видение другого человека чувством ужаса, связанным с чем угодно, например, с его размерами, физической силой, социальным положением, чудовищными усами или просто принадлежностью к противоположному полу. "Ты что, не видишь, это же мужчина! - шепчет Черный молоденькой девушке, - и от него в любую минуту можно ждать чего угодно". О какой, собственно, опасности идет речь, Черный не уточняет, но это и не требуется: потенциальный партнер заменяется угрожающим облаком, которое может не рассеяться и после двадцати лет брака, особенно если у женщины окажутся сильны инфантильные установки против отца, внушенные матерью.
Змей часто не дает человеку возможности увидеть другого именно как человека. "Ты посмотри, как он ест, - шепчет Змей на ухо хозяину, - это же форменный заяц, грызущий морковку". В интеллигентной среде Змей заранее спрофанирует все тексты и взгляды другого, не давая ему права на личную культуру в принципе. Естественное видение Змея превращает партнера в плоского паяца, чьи глупые шуточки давно всем известны, и обсуждать или ждать чего-то стоящего просто несерьезно.
Серый лишает человека энергии и энтузиазма вообще смотреть на другого. "Все они одинаковы и одного хотят, - шепчет он человеку, - и ты отлично это знаешь; так стоит ли тратить силы и в сотый раз слушать все ту же пластинку?" Серый - один из самых опасных врагов парного эгрегора, поскольку он косвенно, но настойчиво заставляет человека ждать отчетливых и грубых эффектов именно там, где нужна настройка на тонкости и полутона. Люди действительно во многом похожи друг на друга, но общение - один из главных путей помочь им найти свою индивидуальность, то есть отличие от других, что является первым шагом на пути, ведущем к интеграции и кармическому эгрегору.
Если тонкой семерке не удается растворить партнера в окружающей среде, и он все же является перед лицом человека так, что проигнорировать его не удается, тонкая семерка радикально меняет свое поведение и пытается приспособить партнера для своих нужд. При этом партнер выделяется из внешней среды (чего не происходило в приведенных выше примерах), но не вычленяется из социальной среды, то есть рассматривается человеком не как особая уникальная индивидуальность, но как стандартный социальный объект, из которого можно извлечь определенную выгоду.
"Кажется, появился кто-то, кому можно себя показать", - радостно восклицает Дракон, превращая контакт в ситуацию бессовестного выпендрежа и ожидая молчаливого, а лучше выраженного словесно восхищения своими достоинствами со стороны социальной среды. Если этого не происходит, всегда можно пренебрежительно бросить: "Вот бляди!" - после чего гордо удалиться.
Свинья блюдет свой интерес. "Чем, собственно, можно поживиться в данном случае?" - думает она и обычно что-то себе находит - или контакт отвергается как бесперспективный. Основная установка Свиньи - считывание информации и поедание энергии в легко усвояемых видах, и здесь роль другого человека не может быть переоценена: горизонтальные энергетические потоки, идущие от одного человека к другому, воспринимаются часто гораздо легче, чем вертикальные, то есть идущие к человеку непосредственно из эгрегора. В интеллектуальной среде Свинья непременно помянет Антуана де Сент-Экзюпери с его роскошью человеческого общения, хотя до общения как такового может быть еще далеко; девушка из предместья кокетливо поведет плечами и скажет кавалеру напрямик: "Хрю! А как вы будете меня развлекать?" - оккультист половчее, не говоря дурного слова, присосется к чужой энергетике на манер вампира.
Торопыжка быстро побежит от одной интересующей его темы к другой, не обращая никакого внимания на то, насколько они интересны партнеру, или пристроится к партнеру географически: "Ты куда? Ну, и я с тобой" (пассивный вариант) или "Я куда надо. Айда со мной" (активный вариант), опять-таки невзирая на вероятное сопротивление насильственному контакту. Кроме того, Торопыжка запросто оборвет монолог партнера, не дав человеку дослушать его до конца, если сочтет, что все это не слишком интересно для него самого и пора переходить к следующему сюжету.
Желтый исказит образ партнера (а при случае и его слова) до неузнаваемости в направлении, удобном для человека, и создаст массу недоразумений, целью которых будет, в частности, уход от концентрации на партнере как таковом, и настройка на косвенное с ним взаимодействие, по ходу которого, однако, удается извлечь какую-нибудь выгоду. Типичный прием Желтого - посулить партнеру интимное взаимодействие любого рода, чем инициировать его активность, а затем, поглотив всю полученную от него энергию, рассеянно сказать в пространство: "А что это вы так возбудились? Я, собственно, ничего не имел в виду, и мне лично ничего не нужно".
Черный выставляет, например, лозунг: "Мужчинам нельзя верить; им всем одного надо", - который разочарованная в сильном поле женщина носит на гордо торчащих в социальное пространство грудях. Понятно, что этот вызов не остается незамеченным и вводит потенциальных партнеров в очень узкую схему поведения, полностью подтверждающую исходный тезис Черного. Однако никакой дифференцировки партнеров при этом не происходит, и пробиться через заслон Черного до уровня личного восприятия себя партнеру практически невозможно.
Змей принципиально насмешничает и профанирует любого потенциального партнера до уровня безликой толпы, чьи представители равно скучны, банальны и не могут являть собой никакого интереса в принципе, разве что в качестве предмета издевательств. Любимый прием Змея - поставить предполагаемого партнера, что называется, на место: "срезать", "унасекомить" и т. п. Легче всего это делается подчеркнутым рассогласованием положения точки сборки партнера и своей: так, на остроумную шутку Змей может небрежно бросить: "Да вы, я погляжу, остряк", в ответ на комплимент одежде наигранно-возмущенно заявить: "А что, я сама разве хуже?" и т. п. (в психологии это называется некомплементарным ответом).
Серый стоит на известных позициях: ничего в мире хорошего произойти не может и любое новое лицо ничего, кроме скуки и разочарования, не принесет. Здесь на груди у человека красуется пароль царевны Несмеяны: "Никто не может меня развеселить", а на спине ее же отзыв: "И никто вас об этом и не просил". Войти в персональный контакт с таким человеком очень трудно, хотя он при случае охотно (и виртуозно) может сыграть с группой в известную психологическую игру "Почему бы вам не ... - Да, но ...", где Серым ставится проблема, которую общество пытается, но принципиально не может решить.
Итак, для того чтобы воспринять другого человека как партнера, нужно пройти несколько этапов, которым соответствуют положения точки сборки, последовательно материализующие фигуру партнера и направляющие на нее все более пристальное внимание ведущего эгрегора человека. Ввиду чрезвычайной важности этой темы автор вкратце повторяет содержание нескольких предшествующих страниц.
Естественное положение точки сборки соответствует пребыванию человека в окружающей среде, изобилующей разнообразной флорой и фауной, никакая часть которой не привлекает, однако, его специфического внимания: другими словами, человек разыгрывает сюжет "Я в окружающем мире" с выраженным акцентом на "Я". В этой ситуации он в основном сосредоточен на себе, а любой фрагмент окружающего мира если и привлекает случайное рассеянное внимание, то очень ненадолго. Поэтому первый этап выделения партнера - это выделение его из окружающей среды, для чего точка сборки человека должна совершить существенный сдвиг.
Когда этот сдвиг происходит, человек попадает в специфическую социальную среду - мир, который отличается от природной окружающей среды наличием разнообразных людей и необходимостью учитывать их в своем поведении; иначе говоря, человек ощущает включение общесоциального эгрегора. Здесь будущий партнер воспринимается уже не как ненавязчивый кустик или зайчик (как это бывает на первом этапе), но как абстрактный социальный индивид, человек вообще, снабженный в лучшем случае некоторыми специальными характеристиками: пол, возраст, род занятий и т. д. Однако и здесь индивидуальной специфики еще не ощущается, как будто партнер проходит в длинном карнавальном шествии, где на лицах людей надеты маски: Булочник, Пожарный, Юная Девушка, Ребенок, Знакомый, Любовница Знакомого и т. д., и никак иначе в этой толпе не обозначен.
Наконец, следующий сдвиг точки сборки в сторону восприятия партнера переводит его (для человека) в категорию индивидуальности, и только здесь начинаются собственно парные взаимодействия, в том числе медитации, поскольку только здесь ведущий эгрегор человека впервые видит его партнера, вычленяя его не только из окружающей (природной), но и из социальной среды. Проще говоря, партнер, наконец-то попадает в сферу пристального внимания человека - и что тут начинается!
Не нужно однако думать, что этот третий этап видения другого человека (персональное видение) всегда достигается; некоторым людям удается прожить всю жизнь, так и не пустив никого к себе ближе уровня социальной среды; при этом родные и близкие часто идут как природная среда и иногда обижаются на это: "Вот, ты меня за человека не держишь".
Так что посмотреть на другого как на человека и увидеть в нем неповторимую индивидуальность (не говоря уже микрокосм) не так легко: нужно сначала выделить его из природной, а затем из социальной среды, чему тонкая семерка активно противостоит. Однако если человеку все же удается преодолеть ее сопротивление, что он видит перед собой? Ответ вряд ли удивит читателя; перед человеком сконденсируется одна из тонких фигур партнера.
* * *
Конечно, социум не оставляет своих граждан без поддержки соответствующими ритуалами в такой ответственной ситуации, как личное общение. При этом ритуалы взаимодействий направлены как раз на упорядочение взаимодействия тонких фигур, которые, с социальной точки зрения, и являются субъектами взаимодействия. Рассмотрим в качестве примера ритуал знакомства.
В идеале представление совершает третье лицо (чуть ниже станет понятно, почему оно желательно). "Познакомьтесь, пожалуйста: Эдуард, студент театрального училища". (Эдуард поднимает взор, вперед выступает его Дракон и смотрит нагло). "А это Иван Федорович, капитан третьего ранга". (Иван Федорович расправляет плечи, его Дракон выходит вперед на два шага и раскланивается, уставившись на Дракона юноши всеми тремя головами). Иван Федорович делает шаг вперед и протягивает руку. В этот момент его Дракон исчезает, а сзади показывается фигура Черного, чье лицо насторожено, но не агрессивно: он изучает Черного, стоящего за спиной студента. Студент улыбается, пожимает протянутую капитаном руку, говоря: "Очень приятно". В этот момент происходит следующее: Дракон студента пропадает, а его Черный и Черный капитана, выходя вперед, договариваются о ненападении, что выражается в теплоте рукопожатия (фактически оно совершается парой черных). Теперь можно спокойно искать общую тему разговора.
Если знакомятся мужчина и женщина, возможны различные варианты, в том числе и ритуал, идентичный описанному выше, но это выглядит грубовато и не очень сближает. Гораздо эффективнее в некоторых отношениях знакомство, при котором о черных речи вообще не заходит: у мужчины вперед выходит Дракон; а у женщины - Змей (в этом случае женщине удобно протянуть руку не для рукопожатия, но для поцелуя). Сцена, которая при этом происходит между мужским Драконом и женским Змеем, столь живописна (особенно если партнеры друг другу нравятся), что авторское перо не берется ее описать.
Теперь делается понятной роль человека, ведущего ритуал представления: он с самого начала ограничивает активность черных представляемых, гарантируя им относительную безопасность друг для друга. Идеальной, с точки зрения социума, целью знакомства является появление на авансцене и взаимное снюхивание свиней новых знакомцев. Вообще надо сказать, что так называемое умение вести себя в обществе это на 90 % умение не ущемить чужую Свинью; при этом условии можно, конечно, подкормить и свою.
Возможно, многие не понимают энергетический ритуал прощания, который на редкость прост: Свинья выступает вперед и говорит: "Большое спасибо, было очень вкусно, и я совершенно сыта. Через некоторое время, однако, буду рада снова с вами повидаться". После этого Свинья исчезает и появляется спокойный Черный, который жмет руку Черному хозяина с обещанием ненападения в ближайшем будущем. Последовательность появления тонких фигур при прощании должна быть именно такой: сначала Свинья, потом Черный; при очень близком знакомстве Черный может появляться лишь в последнее мгновенье, чтобы оборвать медитацию и энергетическую связь (иначе расстаться не удается).
* * *
Конечно, описать все типы взаимодействий тонких семерок при личном общении людей автор не в силах, и он, как обычно, ограничивается несколькими характерными примерами. Читатель должен при этом помнить, что все эти примеры носят в каком-то смысле отрицательный характер, так как в любом случае тонкие фигуры поедают энергию (и информацию), предназначенную людям, а в конечном счете, их ведущим эгрегорам. Бывают, конечно, варианты поведения, когда люди сознательно используют свои тонкие фигуры для целей управления партнером, но чаще всего они при этом не осознают, чьими силами на самом деле пользуются и каков будет характер расплаты.
Дракон обожает отношения типа духовного учительства. При этом он не обязательно активизируется у учителя, надуваясь сверх всякой меры (что, впрочем, тоже довольно типично); зачастую он активен именно у ученика, в то время как у учителя на первый план выступает Желтый, Черный или Змей. Надо сказать, что совместные медитации тонких фигур происходят внешне гораздо свободнее, чем у людей: фигуры в этот момент произвольно переплетаются друг с другом, частично проникают одна в другую или даже иногда объединяются в синтетическую фигуру, обычно устрашающего вида и размера - последнее соответствует сильным низким энергетическим потокам, то есть медитации под откровенным управлением Гагтунгра, когда через людей обмениваются силой, знаниями и опытом жесткие эгрегоры.
Практическое обучение иногда идет под сражение черных, причем Черный учителя должен победить; чаще, однако, у ученика активизируется Желтый или Змей. гораздо хуже, если практический учитель пользуется услугами Желтого, то есть морочит ученикам голову вместо того, чтобы давать им честные знания; тогда ученики поневоле активизируют своих желтых, обманывая и предавая своего учителя где только смогут, не считая это за грех - он же сам подает им пример!
Дружба чаще всего идет как совместная медитация одноименных фигур, поэтому можно различать семь ее видов. Дружба драконов имеет целью общее самоутверждение, чаще всего за чужой счет (например, позиция "до чего же мы с тобой их всех умнее"). Дружба свиней - медитация с целью совместно и дружно потребить все съедобные энергии внешнего и внутреннего мира - очень, к сожалению, распространенный вид товарищества. Дружба торопыжек - совместная беготня и взаимный "подзавод", то есть увеличение внутреннего ритма. Дружба желтых - согласованное взаимное введение в заблуждение, или путешествия вдвоем по искаженным мирам Фокермы - собутыльники. Дружба черных - совместная медитация на злой воле, силе или, наоборот, трусости. Дружба змеев - тоже очень распространенный вид медитаций типа согласованного профанирования реальности, или постоянных насмешек друг над другом. И, наконец, дружба серых - "давайте скучать вместе" - очень распространена среди людей пожилого возраста, которым решительно не хочется ничем заниматься, разве что осудить молодежь за дикость, а правительство за беспомощность.
Бывают, конечно, и другие виды дружбы, основанные на парных медитациях Дракон - Змей, Черный - Желтый и т. д.; читатель, вероятно, легко обнаружит их в своем ближайшем окружении.
Манипуляции. Очень специфический вид парных отношений - это манипуляция (корыстное управление) одного из партнеров другим, бессознательное или сознательное. Примитивная манипуляция (угрозами или побоями) осуществляется парой Черный - Черный или Черный - Свинья или иногда Черный - Дракон (первой указана тонкая фигура манипулятора, второй - его жертвы). Более тонкие манипуляторы комбинируют своих Желтого, Змея, Торопыжку и Дракона, апеллируя при этом к Желтому, Дракону, Свинье или Торопыжке жертвы в самых различных комбинациях. Жертва, однако, может, в свою очередь, поставить вместо ожидаемой Свиньи, например, Змея, и тогда ситуация может выйти из-под контроля манипулятора.
Сексуальные отношения. Подавляющее большинство авторов учебников по технике секса убеждено, что сексуальный акт проводится в интересах свиней участников, каковым и предлагаются оптимальные программы утонченных удовольствий. Конечно, опытный развратник смотрит на физкультурные изыски причудливо переплетенных тел снисходительно: он-то отлично знает, что правит сексуальный бал вовсе не Свинья, а Змей, но говорить об этом в обществе как-то не принято, исключая специфические анекдоты, которые сочиняет, конечно, не туповатое животное с пятачком.
Однако сексуальные медитации в жизни людей необычайно важны, и расходовать энергию, которой стремятся обменяться ведущие людей эгрегоры, на радость свиней, драконов, черных или змеев - это, пожалуй, один из самых глупых и святотатственных способов поведения, за которое приходится расплачиваться очень дорого, причем не только характерными болезнями (неврозы и импотенция у мужчин, женские болезни у женщин), но и резким ухудшением взаимопонимания и согласования внешних действий - ведущие эгрегоры не смогли согласовать друг с другом своих плотных программ, поскольку все их сообщения были пожраны тонкими фигурами.
Сексуальная фрустрация всей современной цивилизации, причина которой - неудовлетворительные медитации при половых контактах, приводит к тому, что общество начинает искать пути их усиления (вместо повышения уровня вибраций), и вопрос поднимается на высоту, то есть им начинает заниматься Королевская Семерка. Ее выводы и рекомендации половые партнеры получают не только через прессу и телевидение, но и непосредственно, в форме текстов личных тонких фигур. Эти тексты у разных людей настолько похожи, что автор в виде исключения вкладывает их в уста Королевской Семерки, и если в душе читателя они не найдут никакого отзвука, то он находится на очень высоком уровне развития (или чего-то в себе еще не осознал).
"Со всеми женщинами не переспишь, - говорит Королевский Дракон, - но к этому неукоснительно следует стремиться". "Если ты не нравишься хоть одному мужчине, ты и не женщина вовсе", - предупреждает он нежный пол.
"Главное удовольствие - это сексуальное переживание, - наставляет Большая Свинья, - и было бы глупо упустить случай и не испытать все грани и оттенки, когда радости в нашей жизни столь редки и кратковременны".
"Все дело в разнообразии, - настаивает Король Торопыга, - качество здесь в количестве: поз и партнеров!
"Лучшая из медитаций - сексуальная, - мечтает Желтый Король, - а если вдобавок еще принять как и что следует, совсем улетишь".
"Женщина (мужчина) должна (должен) быть твоей (твоим), - отчеканивает Черный Король. - Ее (его) надо брать прямо за причинное место, и всякое сопротивление здесь бесполезно!"
"Основа секса - искушение, и чем тоньше, чем дольше, чем глубже - тем сексапильнее, - обольстительно изгибаясь всем телом, мурлычет Большой Змей, - и не надо называть все грубыми прямыми словами, давайте придумаем свой специальный язычок: клубничка, лакомство, пастила, скажем, у мужчин, и зефирчик у девушки..."
"Воздержание - основа секса, - растолкует вам Серый Король, - ну а если когда что случается, то ни-ни, чтобы медленно и печально, как на похоронах любимой тетушки".
И в результате интимнейшая медитация, еще в самом начале которой обе тонкие семерки должны резко уменьшиться в размерах и быть в ее продолжении тише воды и ниже травы, превращается в аренду астрального цирка, где меряются силой драконы и черные, или вместе пьянствуют желтые верхом на свиньях, или (секс для здоровья) вяло целуются серые; однако, опасаясь обвинений в порнографии, автор прекращает обсуждение этой заманчивой темы.
                                                                                                                                                                        (автор )А.Подводныйan>
Tags: А.Подводный
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments